Сергей Горбатенко

ДВЕ «ПЕТРОВСКИХ» УСАДЬБЫ
ВО ФРАНЦИИ

В середине прошлого года вышла в свет наша книга «Архитектура Стрельны», в которой, наряду с историей этого дворцово-паркового ансамбля, большое внимание было уделено зарубежным путешествиям Петра I 1710-х годов. Именно в ту пору в поисках образа и возможных прототипов «русского Версаля» император энергично изучал загородные европейские резиденции.

Визиту царя во Францию, предпринятому в 1717 г., в книге посвящена отдельная глава. При ее написании, наряду с архивно-библиографическими источниками, мы во многом полагались и на собственные впечатления от поездок по этой стране. Такие путешествия дают неоценимую информацию: только при непосредственном контакте с тем или иным ансамблем можно точно оценить особенности композиции, ощутить его в пространстве: именно дальние виды и перспективы – главная особенность французских парков эпохи барокко. Лишь после этого по-настоящему «оживают» тексты, чертежи, гравюры, появляется возможность эффективно анализировать произошедшие перемены.
Располагая богатой и постоянно пополняемой библиотекой, собранием архитектурных чертежей и гравюр, русский царь, тем не менее, стремился увидеть и изучить ансамбли на месте. В наиболее полюбившихся, таких как Трианон и Марли, проводил по нескольку дней. Здесь Петр не просто отдыхал: он «вживался» в архитектуру и ландшафт, чтобы впоследствии воспроизвести полученные впечатления в Петергофе и Стрельне.
Намерение пройти по его стопам, увидеть сохранившиеся ансамбли и усадьбы, найти следы утраченных диктовалось не только научным интересом, но и стремлением стать причастными к маршрутам великого предшественника. Здесь уместно привести слова выдающегося русского краеведа Н. П. Анциферова: «Интерес к местам имеет весьма древнюю традицию. Посещение тех местностей, где совершались великие события, — старая психологическая потребность… Словно место, ознаменованное великим событием, таит в себе способность побеждать время. Нашему восприятию кажется, что места впитали в себя и хранят долю энергии, излученную памятными событиями... «Здесь это было» – и оживает прошлое. Такова возрождающая сила историко-топографического чувства». Именно оно влечет миллионы туристов к достопримечательным местам, известным и полузабытым. К последним относятся и два имения, посещавшихся Петром Великим во Франции – Шуази-ле-Руа и Пети-Бур, лежащие в одном направлении, в верхнем течении Сены к юго-востоку от Парижа.
В Шуази Петр побывал на обратном пути из Фонтенбло 21 мая /1 июня 1717 г. Здесь он осматривал дом и сады, встречался с тогдашней владелицей имения принцессой де Конти. Ансамбль был возведен в 1680-х гг. «Великой Мадемуазель» Анной Марией Луизой Орлеанской, герцогиней де Монпансье. Эта незаурядная женщина, внучка Генриха IV и кузина Людовика XIV, в свое время была одной из активных деятельниц фронды – именно она открыла ворота Парижа войскам принца Конде. Не менее известна романтическая история ее любви и брака с герцогом Лозеном, одной из самых ярких личностей эпохи, знаменитым ловеласом и авантюристом. Интересно, что именно в Шуази «Великая Мадемуазель» пыталась держать мужа взаперти, выводя его на прогулки по аллеям парка (король запретил герцогу жить ближе двух миль от своих резиденций). В ответ Лозен жестоко поносил великолепный ансамбль: «Совершенно бесполезное сооружение…Все эти террасы стоят бешеных денег…». В конце концов, из-за бесконечных измен супруга этот союз распался.
После смерти герцогини де Монпансье в 1693 г. имение перешло по завещанию к дофину, сыну Людовика XIV. Однако король приказал обменять его на Медон (прежней владелице которого, мадам де Левуа, и отдал Шуази). Когда та умерла, в 1716 г. имение приобрела внебрачная дочь Людовика XIV и Луизы де Лавальер – принцесса де Конти, Эта дама, кстати, и встречала в Шуази русского царя. «Во вторник 1 июня с нижней террасы в Пти Буре он сел на судно, дабы вернуться в Париж водным путем. Проплывая мимо Шуази, он велел причалить и захотел осмотреть дом и сады, – вспоминал герцог Сен-Симон, – «Из-за этого любопытства ему пришлось на минуту зайти к принцессе де Конти, которая была в доме. Совершив прогулку, он снова сел на судно и выразил желание проплыть под всеми парижскими мостами».
Гравюры XVII-XVIII вв. донесли до нас композицию ансамбля: на главной оси располагался обращенный фасадом к Сене дворец (арх. Жак IV Габриэль), перед ним–устроенные А. Ленотром партеры-бродери, боскеты и большой бассейн с фонтаном; с другой стороны – курдонер и второй, передний двор, за которыми простирался широкий бульвар, до поперечного проспекта-авеню. По сторонам главного ансамбля находились: к югу — большой регулярный сад, к северу — оранжереи, птичий двор, овощной сад, за ними — селение Шуази с церковью. К реке спускались великолепные террасы для прогулок и любования пейзажем.
Шуази, дворец Мадемуазель де Монпансье.
Гравюра 2-й пол. XVII в.
Старая мэрия и сад
в Шуази-ле-Руа
«Швейцарские домики» середины XVIII в.
в Шуази-ле-Руа
В Шуази-ле-Руа сохранился пейзажный сад с прудом и многочисленными статуями второй половины XIX в. Его вытянутая прямоугольная конфигурация ассоциируется с формой ядра старой усадьбы. Посредине расположено двухэтажное здание старой мэрии – хорошая стилизация под особняк XVIII в., отдельные черты которого, впрочем, выдают более позднее происхождение. Этот дом на бывшем переднем дворе ансамбля в эпоху Наполеона III построил директор металлургического завода и мэр Шуази Лагутт, он же разбил существующий ныне сад. В 1903 г. здание было приобретено мэрией. За расположенный перед ним большим круглым бассейном, нашлись немногие сохранившиеся сооружения Шуази-ле-Руа восемнадцатого столетия: две кордегардии («Домики швейцарцев») с сухим рвом и перекинутым через него мостом. От домиков дугой отходят каменные стены, ограничивая полуциркульную площадь перед главным въездом в бывшую усадьбу. Эти сооружения появились уже после смерти принцессы де Конти (в 1739 г. его приобрел Людовик XV, и именно с этого времени селение Шуази получило приставку «ле Руа»). Таким образом, Петр I их не видел, однако именно этот въезд и его кордегардии «держат» старую главную ось ансамбля, формируют пространство — носитель памяти о визите русского царя.
Шуази-ле-Руа избежал разгрома в годы Великой французской революции, однако продажа его с торгов положила начало постепенной деградации усадьбы. Процессы урбанизации и, в частности, развитие промышленности привели к разрушению большинства дворцовых служб и уничтожению садов XVII-XVIII столетий. В 1840 г. по берегу Сены проложили линию железной дороги, наследницей которой является нынешняя RER, и, судя по всему, дворец был снесен именно в это время.
Ниже по течению Сены располагался Пети-Бур, имение герцога Луи Антуана д`Антена. Тот постоянно сопровождал Петра во время всего пребывания в Париже и заслужил особенную благодарность царя. Д`Антен был членом Регентского совета Франции и занимал должность директора королевских строений, отвечая за строительные работы в Версале и других резиденциях.
Герцог демонстрировал большую предупредительность по отношению к высокому гостю, в частности, специально для него позаботившись о переводе на русский язык путеводителя по Парижу. Приехав в Пети-Бур, Петр I в одной из комнат увидел свой портрет в полный рост. Сохранилась историческая гравюра с разверткой стены, запечатлевшая это полотно.
В бывшее имение от берега Сены ведет узкий проход под насыпью железной дороги. Сейчас бывший регулярный сад превратился в лиственный лес. Однако по мере подъема по склону характер ландшафта меняется: открывается широкий луг с газоном, обрамленный по краю деревьями разных пород. На краю уступа возвышается современный тринадцатиэтажный жилой дом в стиле Корбюзье, гигантская «машина для жилья» – огромной протяженности, с ленточными окнами и плоской кровлей, – перед которым расположена каменная терраса с лестницей, покрытая живописной патиной и пятнами лишайника. По бокам лестницы в ряд выстроились пьедесталы для скульптур, на нижнем уступе – две симметричные площадки со скругленными углами, окаймленные каменными плитами.
По другую сторону этого здания обнаруживаются традиционные для французских усадеб элементы: засыпанный сухой ров (над землей выступает лишь каменный бордюр), передний двор с пустующими пьедесталами по бокам, осевая дорога со старинными воротами и расположенными по обеим сторонам зданиями бывших дворцовых служб. У шоссе, в которое упирается ось ансамбля, установлена табличка с текстом: «Аллея Луизы-Батильды де Бурбон, 1750–1822, владелицы замка Эври-Пети-Бур».
Усадьба с большим регулярным садом появилась здесь в середине XVII в. (считается, что их создателем был известный архитектор Франсуа Мансар). В 1695 г. имение приобрела удаленная от двора бывшая возлюбленная Людовика XIV мадам де Монтеспан. Новая хозяйка полностью преобразила усадьбу, сделав ее центром великолепного дворцово-паркового ансамбля (идею сада предположительно дал Андре Ленотр).
После смерти мадам де Монтеспан в 1707 г. замок перешел по наследству к ее сыну, герцогу д`Антену, который продолжил украшать имение. В 1710 г. Антуан Куазевокс выполнил для Пети-Бура статую молодой герцогини Бургундской, Марии-Аделаиды Савойской, в образе Дианы. Дворец был полностью перестроен в 1716-22 гг. архитектором Пьером Кайто (по прозванию Лассюранс – «уверенный»).
В Пети-Бур в гостях у д`Антена бывали и Людовик XIV, и Людовик XV. Согласно одному из записанных Вольтером анекдотов, первому однажды показалась, что аллея старых деревьев посажена не лучшим образом. На следующее утро король нашел ее срубленной, причем герцог на его вопрос ответил: «Государь, разве Вы хотели, чтобы она осмелилась еще раз явиться перед Вами?...».
Террасы дворца в парке Пети-Бур
«Комната Петра Великого в усадьбе Пети-Бур».
Гравюра 1-й трети XVIII в.
Пети-Бур, усадьба герцога д`Антена.
Гравюра нач. XVIII в.
Гравюра Перелле помогает представить, как выглядела усадьба после произведенных мадам де Монтеспан преобразований и в пору посещения Петром. Ансамбль был обращен к Сене. По сторонам П-образного в плане дворца простирались партеры с фонтанами в центре. Главное пространство сада формировали два обширных «английских» партера, спускавшихся к реке по пологому склону; перед ними располагались булленгрины. По сторонам – лес, превращенный в боскеты, в южной части на верхней террасе – большой огород. Центральную эспланаду на берегу замыкала высокая терраса с большим квадратным фонтаном, к которой по обеим сторонам примыкала дамба, предохранявшая сад от речных разливов.
Петр останавливался в Пети-Буре дважды: по пути в Фонтенбло 19(30) мая и на следующий день, когда на обратном пути в Париж переночевал здесь. В одной из версий его путевого журнала сказано: «…Встав рано, обошел он все прекрасные сады, гулял по валу, служащему плотиною, или преградою реки Сены; потом, севши в гондолу, поплыл по Сене…». По этой дамбе ныне проходит железная дорога.
Дворец, который видел Петра, был заменен новым особняком в середине XVIII в. и сожжен немцами в 1944 г. незадолго до освобождения Эври американскими войсками. Его развалины снесли, и в 1958 г. на этом месте возвели тот самый гигантский дом, ныне населенный преимущественно выходцами из арабских стран.
Эта статья подготовлена с использованием нашего опыта изучения историко-культурных ландшафтов. В процессе предпринятого исследования, наряду с традиционными, применялись методические приемы конца ХХ-начала XXI столетий: использовались Интернет, цифровая фотография, компьютерные программы, позволяющие делать совмещения старых чертежей с современной топосъемкой, географическая программа Microsoft AutoRoute и материалы космической съемки Google Earth, которая позволяет мгновенно переноситься в любую точку земного шара. Эти методы в руках историков, архитекторов, градостроителей превращаются в эффективный инструмент исследований отечественных и зарубежных достопримечательных мест, помогают выявить и сохранить объекты культурного наследия и их элементы в процессах реконструкции и градостроительных преобразований.
Историческое ядро усадьбы Шуази-ле-Руа.
Материалы космической съемки Google Earth
Историческое ядро усадьбы Пети-Бур.
Материалы космической съемки Google Earth


Источники
1. J.-M. Hofman, P.P. Vögele. A la Recherche des Châteaux Disparus d`Ille-de-Franse / Demeurs Royales, Princières et Privées. Genève, 2001.
2. La main du jardinier, l’œuvre du graveur - Le Nôtre et les jardins disparus de son temps catalogue de l’exposition, 17 juin - 18 décembre 2000, Musée de l’Ile de France, château de Sceaux, juin 2000
3. M. Racine (dir.). Créateurs de jardins et de paysages en France de la Renessance au XXI siècle. Paris, 2001. V. I.
4. Voltaire. Anecdotes sur Louis XIV. 1748.
5. Анциферов Н. П. Краеведный путь в исторической науке (историко-культурные ландшафты) // Краеведение. 1928. № 6. 6. Вольтер. Анекдоты о царе Петре Великом (пер. с фр., коммент. и вступ. ст. С. А. Мезина) // Историографический сборник. Вып.19. Саратов, 2001.
7. Журнал ежедневный пребывания в Париже государя императора Петра Алексеевича // Русский вестник. 1841. Т. 2.
8. Ленотр Ж. Повседневная жизнь Версаля при королях. М., 2003.
9. Сен-Симон. Мемуары. М., 1991. Кн. 2.
10. http://fr.wikipedia.org/wiki/Château_de_Petit-Bourg
11. http://fr.wikipedia.org/wiki/Choisy-le-Roi
12. http://fr.wikipedia.org/wiki/Louis_Antoine_de_Pardaillan_de_Gondrin
13. http://www.culture.gouv.fr/documentation/memoire/LISTES/bases/france-dpt.htm

>> К СОДЕРЖАНИЮ >>