Ольга Кузнецова

ПРОДУМЫВАТЬ ДО МЕЛОЧЕЙ

Персональная творческая мастерская Святослава Гурьевича Новикова была создана в начале девяностых годов. Пережив тяжелые времена “бумажной архитектуры”, когда проекты не осуществлялись из-за отсутствия финансирования, потратив огромную часть сил и энергии на выработку единого языка общения как с заказчиками, так и со строительными организациями, мастерская сегодня является одним из лидеров архитектурного и градостроительного проектирования нашего города. Пройденный путь помогает говорить “на равных” с иностранными партнерами, отстаивать свои позиции и максимально приближаться к ситуации, когда единый замысел прослеживается от планировки квартала до архитектурных деталей экстерьера и интерьера. Однако, в решении этих проблем помимо опыта архитектора важную роль играет система отношений между заказчиком, проектировщиком и строителем, а также экономическая ситуация и особенности нашего менталитета. На примере творческого пути мастерской можно проследить этапы развития архитектуры в постперестроечный период и увидеть те изменения, которые сегодня наметились.
С. Новиков:

— От времен “бумажной архитектуры” в реальном воплощении стоит только четырехэтажная вилла в Коктебеле около бывшего кинотеатра, причем мы ее сами же и возводили. Хороший дом получился. Это было время шальных денег, когда строили в основном частники, но зато с большим размахом. Вскоре от частных заказов мы ушли, и в девяносто втором году уже начали работать с юридическими лицами. Для нас это было облегчением, поскольку деятельность юридического лица строго регламентирована, а у частника регламент один: я так хочу. Что касается потенциально большей свободы творчества, то она ограничивается интересами заказчика, которому в большинстве случаев нужно сделать нечто похожее на то, что он где-то видел.
Первые два жилых дома, спроектированные мастерской, появились в Приморском районе на углу проспекта Энгельса и Енотаевской улицы. Потом было построено здание Агробанка во Всеволожске. Дальше – реконструкция знаменитого сейчас Арт-Центра “Пушкинская, 10”.
В дальнейшем мастерская стала по преимуществу заниматься новым жильем, проектируя крупные жилые комплексы: на улице Сикейроса, на проспекте Мориса Тореза, 77 (примечательно, что последний стоит на высшей, тридцатидвухметровой точке географического ландшафта в пределах города). На Петроградской стороне решали задачи вписывания в историческую застройку, на Васильевском острове спроектировали большой жилой дом на улице Беринга, в настоящее время идет работа над планировкой элитного дома на Московском проспекте, 181. Постепенно компания перешла к градостроительным масштабам. Первый опыт в этом плане был получен при проектировании жилого массива в 140 тыс. кв. м., ограниченного улицей Блюхера и Кондратьевским проспектом. Сейчас ведется работа над расширением квартала вдвое, вводятся новые школы, детские сады, бизнес-центры и торговый гипермаркет. Таким образом, речь может идти о своеобразном небольшом городе внутри мегаполиса. На очереди – проект Приморского квартала, который планируется возвести между Невой и Приморским проспектом, а также большой жилой комплекс на Дунайском проспекте, недалеко от Пулковского шоссе.
С. Новиков:
— При работе с крупными объектами возникает градостроительный интерес, когда ты чувствуешь себя хозяином большой территории и, образно говоря, планируешь ее дальнейшую судьбу, сочиняешь ее характер. Для меня в этом больше творчества, чем в проектировании отдельного дома. Но это индивидуально. Хотя мыслить градостроительно обязан каждый архитектор, иначе ничего хорошего не выйдет.
На счету мастерской около десятка концепций развития объемно-планировочных решений разных кварталов города. Среди них расширение 36-го квартала (ул. Блюхера), строительство гостиницы на 6-ой Линии Васильевского острова, развитие Приморского квартала, а также района Оранжерейной улицы в Пушкине. В свое время, совместно с КГА, была разработана концепция развития всего Петровского острова. Из сплошной промзоны предполагалось сделать развитую, привлекательную в инвестиционном отношении территорию. Концепция была защищена на градсовете, заказчик получил распоряжение губернатора о ее воплощении, но, к сожалению, оказался денежно несостоятельным, и все это обернулось бумажной работой. Похожая судьба и у Старопарголовского массива, где по той же причине из всего проекта удалось реализовать только два дома.

Бизнес-центр «Лукойл-Нева» на Пироговской набережной
Жилой дом, угол ул. Шамшева и Малого пр.

С. Новиков:
— Разрабатывая концепции развития районов, мы, конечно, стараемся найти какие-то нестандартные решения, но отталкиваемся в первую очередь от окружения. Здесь важно, как говорил Жан Матвеевич Вержбицкий, попасть в ранжир территории, то есть соблюсти существующую систему пропорций, поскольку она играет решающую роль в эстетическом восприятии любой постройки. К примеру, многим так нравятся “сталинские” дома именно потому, что они пропорциональны: решены в нужную высоту; цоколь, бельэтаж – все, вплоть до аттика, имеет отбивку. Здорово сделано, хотя ничего нового они нам не рассказали, просто использовалась давно известная система пропорций. Если же говорить о творческом процессе, то вначале мы имеем аморфное пятно в генплане, которое постепенно начинает выкристализовываться. Планировочное решение накладывается на генплан, а потом уже на него “надевается” фасад. Хотя существует и другой подход, когда сначала рисуется фасад, и он никак не связан с внутренним содержанием, а потом появляется сама конструкция. На мой взгляд, споры о первичности того или иного начала бессмысленны, но что действительно важно, так это довести работу, с чего бы она ни была начата, до конца. Классическим примером такого требовательного отношения к своему труду для меня являются произведения Антонио Гауди. В его домах в Барселоне действительно хочется жить, там продумано все вплоть до дверной петли. По-моему, в этом и проявляется истинный архитектор.

Жилой комплекс «Петербургский небоскреб», пр. Мориса Тореза
Жилой дом, Малый пр. П. С., 19/6
Жилой дом, пр. Мориса Тореза, 83

К сожалению, у нас это не всегда возможно по юридическим причинам. На Западе заказчик поручает архитектору спроектировать и построить дом, а тот уже нанимает подрядную организацию. В этом случае действительно можно реализовать проект «один в один».
С. Новиков:
— Думаю, что страховая система, которая сейчас вводится, поможет и у нас создать подобную ситуацию. Смысл ее в том, что заказчики строят не на свои деньги, а на деньги банка, банк же страхует их в страховой компании, следящей, чтобы строительство проходило в строгом соответствии с проектом. Когда реализация проекта закончена, то заказчик выкупает здание у банка.
Некоторое время назад такая система вряд ли дала бы положительный результат, поскольку практически не было строительных организаций, способных исполнить проект один в один. Да и заказчик был в этом не слишком заинтересован, так как архитектура дома не влияла на покупательский спрос.
С. Новиков:
— Ситуация меняется в лучшую сторону. У заказчиков растет понимание архитектуры и желание сделать что-то интересное. К тому же появляются новые материалы, такие как вентфасад, керамогранит, теплая штукатурка. Меняется и строитель. Пятнадцать лет назад мы должны были проектировать то, что он может построить. Сейчас этого уже не происходит. Строительство – дело долгое, поэтому и процесс идет неспешно, но главное, что он идет, и это дает надежду на то, что мы тоже сможем доводить свои дома до совершенства.

>> К СОДЕРЖАНИЮ >>