Елена Воронко

В ИСТОРИЧЕСКОМ СЕРДЦЕ ПЕТЕРБУРГА

Поздравляя коллектив ООО СК «Дальпитерстрой» с выводом жилого дома на Манежном переулке на этап строительной готовности, мы с интересом для себя узнали, что этот проект, разработанный в персональной творческой мастерской нашего давнего знакомого В. Н. Питанина, удалось воплотить благодаря новому формату взаимодействия известного питерского зодчего с компанией-застройщиком. С некоторых пор Василий Никифорович трудится в должности главного архитектора «Дальпитерстроя». По мнению генерального, директора компании Аркадия Анатольевича Скорова, успехи его коллектива в реализации целого ряда сложных архитектурных разработок в историческом центре можно рассматривать как закономерный результат такого сотрудничества. Тем более что сам Питанин в кругах коллег по цеху давно уже снискал заслуженную репутацию успешного мастера создания проектов для охранной зоны Петербурга.
В. Питанин:
— Начало нашему знакомству с «Дальпитерстроем» было положено благодаря определенному стечению обстоятельств. В свое время компания вместе с участком приобрела проект административного здания на ул. Гороховой, задолго до того выполненный мной и даже согласованный в положенных инстанциях. Естественно, что у реально появившегося инвестора было свое особое видение этой архитектурной задачи. К тому же, вместе рассмотрев первоначальный вариант, мы пришли к выводу, что в нем все-таки не до конца учтены те требования, которые стали предъявляться в наши дни к строительству в границах охранной зоны города. Исходя именно из этих соображений, генеральный директор компании А. А. Скоров и предложил доработать проект в изменившемся контексте.
Следовало найти такое образное решение здания, которое, оптимально отвечая функциональным запросам заказчика, в то же время было бы достаточно близко по духу постройкам арх. Гингера. Этот зодчий в конце XIX в. спроектировал не только соседний с нашим дом, но фактически весь здешний квартал. К сожалению, архивных и иконографических материалов по этому периоду его творчества, более или менее пригодных в качестве отправной базы для нашего проекта, найти не удалось. Пришлось больше полагаться на интуицию, поэтому, наверное, в стилистике и каких-то конкретных деталях фасада своей новой постройки мы вынужденно разошлись с автором соседних исторических. С другой стороны, в масштабах проекта на пересечении Гороховой ул. и Большого Казачьего пер.  – буквально в «самом сердце» старого Петербурга – намечалось возвести новое, и именно административное здание. Его хотелось выделить на фоне обычных жилых домов. Вот и, например, что касается элементов наружной отделки, было предложено множество вариантов, окончательный из которых и был согласован с главным художником СПб Шереметьевым. Впрочем, если подразумевать архитектурный декор зданий, то в Петербурге всегда приветствовалась авторская фантазия вместе со свободой выбора форм и сочетаний материалов. При этом зодчие прошлого если и позволяли себе всяческие такого рода эксперименты, то непременно в общем, градостроительном ключе. Как результат в питерском историческом центре подавляющее большинство строений самых разных эпох до сих пор смотрится самодостаточно и выразительно, хотя нисколько не диссонирует со звучанием всего ансамбля.
В аналогичном русле двинулся и я, занимаясь проектом на Гороховой. Фасад дома у нас достаточно щедро обогащен пластикой с применением различных «декоративных фокусов». Посмотрите, как выгодно именно этим отличаются образные решения старых зданий от множества примеров современного строительства. Интересно, что пластика подсказывает определенную стилистику. Особенно это свойственно поздней архитектуре с элементами модерна, для которой был чрезвычайно характерен свободный художественный подход с широким использованием растительных или анималистических орнаментов.
В нашем случае мансардный этаж будет украшен небольшими фронтонами на двухколонных эркерах в виде львиных масок, а балконы – увенчаны фигурами мифических животных. Это в какой-то мере дань традиции, насчитывающей более трех веков. Свое видение архитектурного декора новой российской столицы привезли еще архитекторы, приглашенные Петром Великим из Европы. Тему подхватили и принялись развивать в своем творчестве русские зодчие. К примеру, замковые маски стали весьма характерным, и, пожалуй, даже общепринятым приемом для архитектурного оформления фасадов петербургских зданий.


Дом на пересечении Гороховой ул. и Большого Казачьего пер. Проект

Отметим, что в своих проектах Василий Никифорович избегает столь модного нынче тяготения к тем же «неомодернизму» или, допустим, «неоклассике». Сам стиль остается важным, но он вторичен – главное, как можно тактичнее обходиться со сложившейся исторической средой. В этой связи есть смысл напомнить о его работах, выполненных в разные годы для самого Петербурга и Пушкина. О некоторых из них рассказывалось в нашем № 3[27]-2005 г. Для последнего из реализованных проектов архитектора – дома на пересечении ул. Восстания и Манежного пер., – заказчиком которого опять выступила Строительная компания «Дальпитерстрой», характерен тот же подход. Здесь новый семиэтажный объем сумел связать в единый массив окружающие крупные постройки конца XIX в. Этот проект – давняя мечта В. Н. Питанина, наконец-то воплощенная в жизнь. В итоге получилось, что жилой многоквартирный дом, общей площадью 2 тыс. кв. м. со встроенными офисными помещениями и магазином теперь не просто заполнил все нелогичную пустоту угла, образованного двумя брандмауэрами, еще недавно всего лишь прикрытую кирпичной стенкой и несколькими торговыми ларьками. По сути, объект градостроительно упорядочил одно из знаковых мест на карте Петербурга.
В. Питанин:
— Застройка угла Манежного и Восстания началась с небольшого трехэтажного особняка. Он принадлежал жене действительного статского советника Е. В. Ильиной. Семиэтажные дома появились рядом только в самом конце позапрошлого века и выглядели по сравнению с первым невысоким зданием настоящими колоссами. К сожалению, во время войны особняк Ильиной был разрушен – так здесь и образовался один из тех пустырей, которые теперь принято называть «лакунными местами», то есть свободными участками, которые согласно генплану города позволяется использовать под новое строительство. Чтобы избежать вероятных конфликтов с окружающей архитектурной средой, в отношении таких мест разрабатывался градостроительный регламент. Строго следуя этому документу, предпроектные проработки будущего жилого дома на этом «пятне» нами были сделаны еще в 2003 г.
В распоряжение компании-застройщика достался относительно «тесный», почти квадратный участок, протяженность которого по ул. Восстания в длину составляет 20,5 м, по Манежному пер. – 21,5 м. При этом эффективность использования земли за счет этажности и внутренней планировочной структуры здания достигла неплохих показателей. Кроме того, своими основными высотными и планировочными параметрами фасадное решение нашего дома тесно увязано с обликом его более «взрослых» соседей. В этом композиционная суть проекта.
Конструктивно дом представляет собой монолитные железобетонные несущие конструкции с ограждением из кирпича и наружным утеплением минераловатным полужестким утеплителем под штукатурным слоем. Отделка фасада выполнена в натуральном граните. Купол с позолоченным шпилем венчает здание, дополнительным украшением которого выступают балконы и застекленные боковые эркеры, образующие вместе, на мой взгляд, весьма оригинальным своеобразную композицию.
В. Питанин:
— Получается, что как таковым рабочим проектированием этого здания я занимался последние пять лет. На этой стадии возникали определенные проблемы, которые надлежало безотлагательно решать. Так, скажем, выяснилось, что новая постройка перекрывает двор соседнего дома, который прежде имел выход на ул. Восстания только через застраиваемый нами участок. Во избежание неудобств для соседей в проекте и появилась арка, проходящая сквозь первый этаж.
Или другой пример: когда задумывались рисунок и рельеф декора этого здания, мне почему-то пришел в голову художественный образ двуглавого орла. Одновременно подумалось, что на обычном жилом доме символ самодержавия будет смотреться чересчур помпезно. Поэтому пришлось немного пофантазировать, в результате чего появился более адекватный персонаж. Перерыв всю литературу по художественной орнаментике, я не нашел ничего подобного, поэтому всю композиционную основу и сюжет пришлось «сочинять» практически «с нуля», многое меняя по ходу рабочего проектирования. Так, например, рисунок по верхним этажам, в отличие от первого, был несколько упрощен.
Всякий раз, несмотря на почти полувековой опыт выполнения архитектурных проектов для зоны исторической застройки города, В. Н. Питанину, так или иначе, приходится сталкиваться со специфическими моментами каждой очередной работы.
В. Питанин:
— Петербург является комплексным градостроительным памятником международного значения, и в таком качестве взят под охрану ЮНЕСКО. Уже хотя бы, поэтому любое предпринимаемое у нас вмешательство в упорядоченную веками систему больше чем где-либо сопряжено с задачей «не навредить». Как следствие в Северной столице всегда возникает много вопросов к проектировщику и, самое главное, немало проблем, связанных с высотными и планировочными условиями. Сохраняется и даже усиливается некое противоречие между старой градостроительной традицией и современными нормами, прежде всего, по инсоляции и противопожарной защите. Это не значит, что проблема неразрешима – оптимальный вариант всегда можно отыскать. К несчастью, многие архитекторы перестали считаться с такой необходимостью, нередко претендуя лишь на то, чтобы запечатлеть себя в истории. Свой след, конечно, оставить никому не возбраняется, но и ступать медвежьими лапами по творениям великих зодчих прошлого, пожалуй, не стоит. Да и вообще, в среде питерских архитекторов конкурировать с предшественниками признавалось проявлением дурного тона. Напротив, даже у самых выдающихся мастеров всегда считалось профессиональным принципом следовать идеям преемственности и совершенствования единого ансамбля. Возможность реализовать эти начала имелась всегда – структура города с момента рождения была заложена с учетом потенциальной динамики его дальнейшего развития, рассчитанного на века. Возьмите основные магистрали, рисунок которых сразу предопределил всю нашу предстоящую и пока еще далекую от завершения градостроительную историю. Поэтому сегодня ни Париж, ни Рим, ни Лондон, ни какой-нибудь другой из европейских мегаполисов не может и претендовать на соперничество с Санкт-Петербургом и в плане градостроительного совершенства, и в смысле выразительности архитектуры.

>> К СОДЕРЖАНИЮ >>