Ольга Писаренко

МИХАИЛ БРЕНЕР:
С БЛАГОДАРНОСТЬЮ К УЧИТЕЛЯМ


Проект жилого дома в Зеленогорске
со встроенными помещениями и автостоянкой

Бизнес-центр со встроенными торговыми помещениями
на наб. р. Смоленки (ул. Одоевского, 26)

Жилой дом в Петроградском районе,
ул. Яблочкова, 9.

В публикациях петербургской прессы, посвященных архитектурной тематике, не раз отмечались достижения мастерской Михаила Яковлевича Бренера. За двенадцать лет самостоятельной работы на проектном поприще этот коллектив выработал свой художественный стиль, который можно характеризовать как романтически окрашенный постмодернизм, сочетающий достижения предшествующих эпох и современности. Сегодня эта архитектурная мастерская занимает устойчивую позицию в художественной жизни Петербурга, создавая эстетически значимые и органично вписывающиеся в облик Северной столицы произведения, решенные в духе ее традиций. Поводом для новой встречи с руководителем и генеральным директором мастерской стал юбилей его alma mater – 250-летие Академии Художеств.

М. Бренер:
— Моим учителем в Академии был Игорь Иванович Фомин, чью фамилию я знал еще задолго до поступления на архитектурный факультет Дело в том, что лет в четырнадцать мне подарили книгу об Иване Александровиче Фомине, отце моего будущего педагога, в которой были приведены выполненные им цветные литографии видов Петербурга. Они произвели на меня неизгладимое впечатление тем, что в них слились воедино два вида искусства: графика и архитектура. Рассматривая работы И. А. Фомина, я осознал, что хочу жить в этом мире и разговаривать на этом языке. Узнав от одного из студентов архитектурного факультета Академии, что там преподает сын известного зодчего, я захотел попасть в ученики именно к нему. Да и Игорь Иванович к тому времени уже был легендой ленинградской архитектуры как автор жилого дома на Карповке (вместе с Е. А. Левинсоном) и административного здания на Московском проспекте.
Еще одним моим наставником в стенах академии стал Анатолий Исаакович Прибульский. Ему, как никому другому, удавалось воспитывать в своих студентах умение все здраво и без эмоций оценить, взвесить и отсечь лишнее. Думаю, что поколению, учившемуся в то время, вообще повезло с учителями, поскольку нам преподавали самые яркие архитекторы города – А. В. Жук, А. К. Барутчев, С. Б. Сперанский. Мастерские были разными, но объединял их дух творчества и искренней преданности профессии. Система подготовки архитекторов в институте им. Репина, где существуют еще четыре факультета, совершенствовалась два с лишним века. Важнейшие достижения Петербургской архитектурной школы сегодня можно увидеть в Музее Академии художеств. Это и удивительные макеты, и замечательные графические листы.
Профессия архитектора требует не только серьезного образования, художественного видения и творческого подхода, но и призвания. А истории его обретения всегда увлекательны и неповторимы.
М. Бренер:
– Еще в младших классах я ходил в кружок рисования при Доме Пионеров, где с нами занималась Мария Алексеевна Горохова, вдова Льва Юдина, известного художника 1920-х гг. из круга Малевича. Мне очень нравилось посещать ее занятия, хотя родители-инженеры были совсем не в восторге от перспективы вырастить из своего ребенка художника. Мария Алексеевна не только сумела их переубедить, объяснив, что художественное образование дает человеку широкие возможности, но и сориентировала меня в направлении архитектуры. Благодаря этому педагогу я уже с пятого класса поступил в художественную школу при Академии (СХШ), которая тогда располагались прямо в здании на Университетской набережной. На одном этаже с нами находился архитектурный факультет. Старшеклассниками мы завидовали студенческой жизни: большим подрамникам, семестровым выставкам проектов, которые проходили в «циркуле». С некоторыми студентами – выпускниками СХШ – мы были хорошо знакомы и каждый их совет ценили на вес золота. Таким образом, в общей сложности в здании Академии я проучился тринадцать лет, чему очень рад. Да и каждодневные поездки на Васильевский остров из северной части города воспитали во мне «чувство исторического центра», так необходимое каждому петербургскому зодчему. Сейчас на том же факультете учатся мои дети, которые тоже окончили СХШ. Здесь, к слову, хотелось бы вспомнить замечательного мастера, воспитавшего не одно поколение художников и архитекторов, Владислава Ивановича Сенчукова. Мой педагог и сегодня учит детей живописи, и все знают, что Владислав Иванович ставит лучшие в городе натюрморты. А его воспитанники разных лет продолжают встречаться с ним и обсуждать волнующие их проблемы. Это действительно необыкновенный человек, и я очень рад, что и мне, и моим детям посчастливилось у него учиться.
Иногда говорят, что архитектурная среда Петербурга как бы разделена на произведения выпускников Академии и СПбГАСУ. Михаил Яковлевич не оспаривает этого мнения в принципе и даже замечает при этом: «Мамы разные нужны». Однако, по твердому убеждению Бренера: «Главное – это не зависящая от школ и истоков творчества профессиональная ответственность за проекты, которые всем нам выпало счастье делать для этого уникального города».

>> К СОДЕРЖАНИЮ >>