Елена Иванова

VIVANT ACADEMIA,
VIVANT PROFESSORES!

Kаждое здание в чем-то подобно цветку, считает Михаил Павлович Копков, выпускник факультета архитектуры академического института им. И. Е. Репина 1976 года. Всего лишь удачная аллегория, скажут одни… Зато профессионалы сумеют полностью понять коллегу: создание живой природы и творение рук человеческих объединяют их стиль и сила, структура и гармония. Пожалуй, впервые задумываться о таких фундаментальных вещах известный в будущем питерский архитектор стал еще студентом. Сам М. П. Копков признается, что до сих пор очень любит общаться с природой, рисовать цветы, наблюдать за ними, пропитываться их энергией. С автором ряда известных в городе проектов мы решили поговорить не только о бесценных уроках, полученных в академии, но и о том, как они практически реализовались в дальнейшем творчестве зодчего.

СИНТЕЗ ЗНАНИЙ И ИСКУССТВ
М. Копков:
– В центре здания Академии Художеств есть круглый двор, который всегда был призван символизировать союз всех видов искусств. И, посмотрите, похоже, что именно единство студентов всех факультетов – архитекторов, графиков, искусствоведов, живописцев, скульпторов делает школу петербургской академии художеств уникальной и одной из самых достойных в мире. После окончания учебы минуло уже больше тридцати лет, а я и сегодня уверен, что это самый лучший вуз.
Академия для каждого из нас – это и те стены, которые на протяжении двух с половиной столетий хранят особый дух творчества и здравого смысла, и, конечно же, люди, что в разные годы работали, учили и учились в здешних мастерских и аудиториях, взаимно обогащая друг друга. Возможно, человек так до конца и не сумеет раскрыть природу вечных тайн искусства. Процесс их постижения бесконечен, но увлекателен и необходим. Неоценимый вклад петербургской академии художеств в копилку общечеловеческий знаний о прекрасном, десятки поколений достойнейших представителей творческих профессий, воспитанных в ее стенах – отдельная и интереснейшая глава в истории мировой культуры. Есть, наверное, справедливость в утверждении, что наше занятие – зодчество, – может быть трактовано как «ремесло». Слишком «материален» его продукт. Однако, если это верно в прикладном смысле, то в фундаментальном – как раз архитектура выступает и одним из видов, и синтетическим продолжением всех прочих изобразительных искусств. Именно так нас учили воспринимать свою будущую профессию, причем знаю, что эта академическая традиция жива и поныне.
Благодарность и почти юношеская гордость сопровождают рассказ М. П. Копкова о своих преподавателях, Понимаешь, что такой акцент не случаен, и искренности во всех этих чувствах моего собеседника несколько больше, чем предполагает обязательный пиетет выпускника. «Эти люди были для нас кумирами», – вспоминает Михаил Павлович о годах учебы у И. И. Фомина (сына знаменитого И. А. Фомина, разработчика проекта «Новый Петербург», а также руководителя мастерской Совета по урегулированию плана Петрограда и его окраин), А. В. Жука, одного из авторов концертного зала «Октябрьский» и аэропорта «Пулково», С. Б. Сперанского, проектировавшего в свое время комплекс Ленинградского телецентра, гостиницу «Санкт-Петербург», разрабатывавшего идею ансамбля на пл. Победы, а также видного теоретика архитектуры А. К. Барутчева.
М. Копков: – Добавлю, что и инженерная, и конструктивная подготовка студентов факультета велась на самом высоком уровне. Нам преподавали П. Ф. Панфилов, Л. С. Авирон, А. А. Любош – известные ленинградские специалисты в области теории и практики решения всех этих чрезвычайно важных для архитектурного проектирования вопросов. Как результат, выпускников академии тех лет всегда отличало серьезное владение данной темой.
Да и в целом наша подготовка с первого курса строилась на глубоком изучении канонических аспектов архитектуры, всесторонних искусствоведческих оценках мирового зодческого наследия, что, в итоге, оказалось неоценимым подспорьем в дальнейшей практической деятельности каждого из нас. Мэтры, преподававшие в академии, сумели сделать образование будущих архитекторов не формальным, а живым, общаясь со студентами на равных, прививая им дух творчества. Мы постоянно обсуждали идеи, проекты, работы, свои и чужие, спорили и мечтали. Этот диалог всегда был предметным и велся не только в границах архитектурного факультета в «узком кругу» зодчих, еще будущих и уже маститых – нашими собеседниками и конструктивными оппонентами становились и студенты-художники, и студенты-искусствоведы. Такая атмосфера, сближая всех еще теснее, сроднила каждого с академией на все времена.

Специализированная школа
для детей с врожденными нарушениями
опорно-двигательного аппарата
на ул. Курляндской.
Жилой комплекс «Янтарный берег»
на Варшавской ул.
Жилой комплекс «Северное сияние»
на Варшавской ул.


СТАНОВЛЕНИЕ — ПРОЦЕСС ПЕРМАНЕНТНЫЙ
М. Копков:
– Лично мне академия художеств позволила сформировать абсолютно четкое представление о своем поприще, избранном однажды и, как оказалось, навсегда. Кроме того, я всегда останусь благодарен своим факультетским преподавателям за то понимание первооснов архитектуры, которое было привито их трудами. Все воспринятые в период учебы знания стали базой, стартом для развития профессии и самого себя.
Следующим важным этапом в творческой биографии Копкова стали годы работы в Ленпроекте. Вообще говоря, процесс профессионального становления архитектора является перманентным, и, наверное, не прерывается ни во времени, ни в пространстве. В этом плане Михаилу Павловичу дополнительно повезло – молодым специалистом он попал в мастерскую, которой руководила Наталья Михайловна Захарьина. Налицо полная преемственность – академический багаж теории начинающий архитектор «поверял практикой», тоже работая под началом выпускницы академии.
М. Копков:
– В старейшем проектном институте города мне довелось проработать около десяти лет. Мы занимались застройкой курортной зоны Ленинграда, включая Сестрорецк, Пушкин, Павловск, Зеленогорск. По нашим разработкам было построено немало жилых зданий, и, замечу, что в каждом отдельном случае обязательным принципом проектирования в мастерской считалось тактичное отношение к историческому окружению, культурному и естественному ландшафту.
В 1989 году одним из первых в нашем городе Михаил Павлович организовал персональную творческую мастерскую, где трудится и творит по сей день, как сам он говорит: «руководствуясь заветами, которые вложила академия».
М. Копков:
– Сложность и творческая увлекательность архитектуры дают возможность человеку почувствовать себя и композитором, создающим оригинальное произведение, и дирижером, руководящим коллективом единомышленников, и исполнителем. Ее, образно называют «застывшей музыкой». Значит, и в ней очень важно слышать и уважать город, людей, природу, разумно и бережно подходить ко всему этому.

Проект высотного жилого комплекса
«Князь Александр Невский»
Проект малоэтажной жилой застройки
в Красном Селе
Храм Никола-на-путях


АКАДЕМИЧЕСКИЙ ПОДХОД
В числе иллюстраций, которые характеризуют именно такой подход мастерской «АрКо» к проектированию, есть смысл вспомнить комплекс «Янтарный берег» на Варшавской улице. Здесь всем возможным вариантам архитектурного решения авторы изначально предпочли такое, которое позволило создать современный и мощный жилой объект не нарушая петербургской градостроительной традиции.
М. Копков:
– Плавная дуга фасада здания перекликается с изгибом Невы. Планировочное решение, считаю, улучшило ансамбль Варшавской улицы. Акцент на плавность линий, особенно в районе, где улицы пересекаются под прямыми углами, придает жилому комплексу изящество, наделяет его индивидуальными чертами.
Сегодня мастерская Михаила Копкова ведет целый ряд новых проектов. Один из них – малоэтажная застройка в Красном Селе – опять непростая градостроительная задача. Другой – строительство высотного жилого комплекса, который расположится в районе Большого Обуховского моста. Ему уже дано имя «Князь Александр Невский», объект будет 35-этажным, высотой 100 метров. Что интересно, одним из авторов этого проекта является тоже выпускник академии Михаил Панфилов, сын известного в Ленинграде конструктора П. Ф. Панфилова.
М. Копков:
– Этот индустриальный район нуждается в смысловой доминанте, а трехбашенный, увенчанный куполом комплекс, как нельзя лучше справится с этой миссией. Очертания здания, по нашему замыслу, должны повторять природный ландшафт. Тем самым, появляется дополнительное основание надеяться, что жилой дом гармонично впишется в структуру района, задаст ему некий новый ритм, придаст почти безликому участку массовой застройки индивидуальность. При разработке проекта комплекса мы учли и то, что его силуэт будет читаться с Невы, с вантового моста, с проспекта Обуховской Обороны. Из центра города здание не просматривается, зато с его верхних этажей можно будет любоваться старым Петербургом. Архитектура – отражение времени, в котором мы живем. Нет ничего важнее, чем максимально честно относиться к своей эпохе. Поэтому критерием истины для творений каждого архитектора может выступать только степень его искренности по отношению к профессии, людям и месту, где ему доверено проектировать.

>> К СОДЕРЖАНИЮ >>