Григорий Белый,
д. т. н., директор ЗАО «Эркон»
Борис Лапшин,
гл. инженер ЗАО «Эркон»

ЗДАНИЕ
МИНИСТЕРСТВ

В ШАГЕ ОТ РЕКОНСТРУКЦИИ

Возведение величественного здания Главного штаба, по праву признанного одним из наиболее выдающихся творений русского зодчего Карла Ивановича Росси (1775–1849), в общей сложности заняло десять лет – с 1819 по 1829 годы. С окончанием его строительства фактически было завершено формирование главной площади тогдашней российской столицы. Поскольку восточное крыло этого памятника архитектуры позднего классицизма изначально предназначалось для размещения Министерств иностранных дел (в северной части) и финансов (в южной части), за ним закрепилось название: «Здание министерств». МИД занимал меньшую площадь (граница проходила по второму флигелю), но его внутреняя отделка была изысканей и богаче. Любопытная особенность, абсолютно не присущая современному офисному укладу: кроме канцелярий и присутственных мест, здесь были квартиры для чиновников, в «острой» части на углу здания действовала церковь во имя святого Александра Невского, а во дворах располагались сараи, ледники и конюшни.

       «Здание министерств», занимая значительную площадь, имеет весьма сложную в плане форму. Дворовое пространство разделено флигелями на пять изолированных участков. Также исключительно разнообразна по форме – вплоть до криволинейных многоугольников – планировка образующих анфилады внутренних помещений. Для перекрытий Росси мастерски использовал разнообразные кирпичные своды (цилиндрические, коробовые, крестовые, сомкнутые, зеркальные, купольные), нередко несимметричные, часто усложненные световыми фонарями и распалубками. Кроме того, здания, вошедшие в комплекс памятника, имеют различную высотность (четыре или пять этажей) и разные уровни перекрытий. Причем самые верхние помещения, расположенные вдоль лицевой (аттиковой) стены, освещались только через световые колодцы.
       Спустя совсем непродолжительное время после Октябрьской революции в этом здании, в самом центре Петрограда, сменяя одно другое, стали размещаться всяческие новые госучреждения. В 1931 г. вся постройка целиком отошла в ведение городской милиции. Любопытная деталь: наружный флигель (№ 5) и часть лицевого корпуса на набережной р. Мойки (д. № 47) были отданы под дом предварительного заключения. Ровно за десять лет до этого (в 1921 году) в результате пожара полностью выгорели (остались только стены) западный внутренний флигель (№ 4), и дома 45 и 47 на Мойке. Долгое время, вплоть до консервации и последующего восстановления в 1929 г., пострадавшие здания простояли без кровли.

Дворцовая площадь и здание Главного штаба
в ожидании 2007 нового года

       Тремя годами раньше были сделаны первые попытки вновь приспособить под жилье помещения пятого этажа. Именно по этим соображениям конструкция здания претерпела некие изменения: в лицевых стенах выполнили гнезда, в которые заводились стальные двутавры. В дальнейшем, уже в 60-е гг., в аттиковых стенах были пробиты оконные проемы.
       В 1939 г. в восточной части здания на Мойке разобрали перекрытия, чтобы устроить двухсветный зал для милицейского клуба. Примерно тогда же ввиду аварийного состояния было заменено перекрытие над подвалом. В дальнейшем судьба отнеслась к памятнику более благосклонно: от обстрелов и бомбежек военной поры он, к счастью, серьезно не пострадал, и уже в 1961 г. сюда въехали сразу полтора десятка проектных и научно-исследовательских институтов. Такое обилие арендаторов с разными задачами, запросами и аппетитами повлекло много неоправданных переделок внутри строения. Вплоть до 1988 г., когда Здание министерств наконец-то было передано единому владельцу – Государственному Эрмитажу – под его экспозиции, фонды и служебные помещения, оно то и дело подвергалось реконструкциям, слабо оправданным и с архитектурно-планировочной, и с функциональной точек зрения.
Летом 2002 г. в Петербурге озвучили имя победителя тендера на создание проекта реконструкции восточного крыла Главного штаба, которое теперь предполагается превратить в культурно-музейный комплекс. Конкурс выиграла «Студия 44» Н. И. Явейна. Тогда же мастерская приступила к разработке, финансируемой за счет кредитов Всемирного Банка реконструкции и развития, а на страницах этого журнала (ДиС, № 3 (21)-2002) в статье Ю. И. Курбатова «И сохранить памятники, и вырастить новую функцию» были опубликованы комментарии к предпроектным предложениям этого творческого коллектива.

Фасад 1-ого флигеля,
2006 год

       Основные идеи в окончательном проекте сохранены. Анфилады и интерьеры Росси по периметру здания сохраняются полностью. Заглубленные на 3,5 м внутренние дворы перекрываются прозрачной крышей, во дворах создаются висячие сады на уровне второго этажа в трех из пяти дворов. В поперечных зданиях (бывших флигелях) образуются обширные по площади и высоте залы, которые при открытых створках вместе с остекленными дворами организуют «Новую большую анфиладу», как главную экспозиционную ось.
       Удивительная и символичная особенность: ось перспективы Главного штаба точно ориентирована на основную вертикаль Санкт-Петербурга – шпиль Петропавловского собора с золотым ангелом.
       По замечанию проф. Курбатова, уменьшение больших залов к северу, связанное с сужающейся формой здания в плане, способно вызвать оптический эффект перспективы. Интересно, что такого рода прием иллюзорного расширения границ пространства, как свидетельствует историк архитектуры Огюст Шуази, широко использовался еще в древнеэллинском строительном искусстве. Греческие архитекторы, строя свои храмы – наосы, как правило, делали колонны внутреннего ряда портика несколько тоньше, чем наружного. Таким образом достигался эффект визуального углубления объема здания.
       Представляется, что проект «Студии-44» успешно разрешает противоречия между торжественностью лицевых фасадов и обыденностью дворовых. Одновременно нивелируется конфликт монументального облика здания с его утилитарным назначением. А ведь именно эти противоречия, если следовать логике автора книги «Архитектура Петербурга середины XIX века» А. Л. Пунина, способствовали возникновению кризиса архитектуры классицизма в 1830–30-е гг. с последующим переходом к ретроспективному стилизаторству и эклектике.

Ситуационный план


Обследование строительных конструкций Здания министерств было поручено специалистам ЗАО «Эркон». Учитывая, что в данном случае подразумевалась не рядовая перепланировка дома с приспособлением под новую функцию, нам пришлось выполнить достаточно большой объем работ. Ситуация осложнялась исключительным разнообразием самих конструкций, затрудненностью доступа к некоторым из них ввиду действия музейных экспозиций, а порой и просто из-за наличия интерьеров, представляющих историческую ценность. Добавим, что некоторые из недавних арендаторов помещений Здания министерств, например, поликлиника, в период проведения обследований так и продолжали работать, не думая никуда съезжать.
       Тем не менее, все эти объективные и субъективные помехи каким-то образом обойти удалось. Обследование фундаментов показало, что в здании Главного штаба в этом качестве использованы бутовые ленточные конструкции с глубиной заложения 2,0–2,5 м и шириной подошвы 1,4–2,43 м. Причем в подвальной части здания данный параметр колеблется в диапазоне между 0,6 и 1,1 м. Фундаменты были сложены из известнякового камня на известково-песчано-глинистом растворе. Под ними были обнаружены 2 ряда свай диаметром 0,27 м. В целом, констатировалось, что фундаменты памятника находятся в ограниченно работоспособном состоянии, требуя усиления из-за низкой прочности бутовой кладки и поражения гнилью оголовков свай.
       Несмотря на отсутствие гидроизоляции, поступления грунтовых вод в подвал в период обследования не наблюдалось, даже во время дождей. Это может свидетельствовать об удачно устроенной и неплохо сохранившейся системе дренажа. При выполнении шурфов наши специалисты обнаружили кирпичные дренажные каналы, проходящие ниже подошвы фундаментов и ориентированные в сторону Невы, сечением примерно 50х50 см.
       В ходе обследования перекрытий было выявлено пять их типов:
       • по деревянным балкам с деревянным заполнением и засыпкой;
       • по металлическим балкам с бетонным заполнением;
       • монолитные железобетонные ребристые, выполненные в XX в.;
       • в виде кирпичных сводов с полом либо по деревянным балкам, либо по засыпке;
       • купольные, в т. ч. над домовой церковью.
       Часть сводчатых и деревянных перекрытий, имеющих очевидную художественную ценность, и элементы их декора, разумеется, потребуется сохранить. В то же время, многие из них, в том числе и некоторые сводчатые, с учетом увеличения нормативной полезной нагрузки (до 400–500 кг на кв. м.), связанной с изменением назначения здания, а также в силу несоответствия противопожарным требованиям, все же, как выяснилось, придется или заменить, или отремонтировать с усилением. Некоторые интересные своды сохраняются, но нагрузка с них снимается и переносится на новые «дублирующие» перекрытия.

Кирпичный цилиндрический свод
с распалубками в корпусе
на набережной р. Мойки

       Минимальная толщина стен памятника составляет 800 мм, причем со стороны Дворцовой пл. она достигает 2200 мм, а по наб. Мойки – 1400 мм. В среднем через 8 рядов до уровня 3 этажа кирпичная кладка усилена известняковыми плитами длиной 600–800 мм и толщиной 30–60 мм. Степень ее прочности определялась неразрушающими методами. Результаты данных тестов дополнительно контролировались испытаниями образцов кирпича и раствора. В итоге, расчетное значение прочности получилось равным 12 кгс/см2. Наиболее существенные повреждения кладки – трещины с шириной раскрытия до 25 мм – зафиксированы в южной части здания на Мойке и связаны с осадкой соседнего дома, построенного 1,5 года назад. В дальнейшем потребуются дополнительные наблюдения за динамикой развития этих трещин. Помимо этого, выявлены места, где кладка нарушена из-за увлажнения и промерзания на глубину до 80 мм, а также ряд кирпичных столбов и простенков, требующих непременного усиления, поскольку их прочности явно не хватит при новых нагрузках. Комплексный анализ перечисленных данных позволил сделать вывод, что состояние стен постройки также следует считать ограниченно работоспособным.
       Что касается конструкций арки Главного штаба, то они были частично усилены сравнительно недавно – в 2003 г, однако здесь требуется ремонт и протезирование дефектных элементов деревянных ферм. Следует также иметь в виду, что при реконструкции покрытий проверенных зданий, их существующие деревянные элементы (стропила, обрешетка и др.) придется заменять стальными конструкциями.
       Сегодня с учетом результатов нашего обследования известная конструкторско-архитектурная мастерская ООО «СИЛКО» занята разработкой проектов реконструкции и усиления стен, существующих перекрытий и покрытий, а также проектов покрытий внутренних дворов.

Интерьер домовой церкви. Деревянный свод
Интерьер домовой церкви. Вскрытие пола
сотрудниками ЗАО «Эркон»
Интерьер домовой церкви. Малый деревянный
купол со световым фонарем


Идея реконструкции объектов классического архитектурного наследия Петербурга с приданием им новых функций без изменения внешнего облика кажется нам весьма перспективной. Специалисты ЗАО «Эркон» при обследовании памятников уже не однажды выдвигали такие предложения. Видится, например, что внутренние помещения Московских и Египетских ворот можно прекрасно приспособить под музеи. Еще одна наша рекомендация: перекрыть после удаления лишнего грунта пространство за валганговой стеной Государева бастиона Петропавловской крепости и использовать образовавшееся помещение для самых различных целей. В последнем случае кардинально решается острый вопрос об осушении крепостных стен в районе потерны. Заслуживает внимания также предложение связать подземными переходами здания Зимнего дворца и Главного штаба, что позволит в полной мере реализовать идею создания культурно-музейного комплекса мирового значения «Большой Эрмитаж».

   Публикуется на правах рекламы

>> К СОДЕРЖАНИЮ >>