Ирина Радченко

КОГДА ПРОЕКТ
            ПО СИЛАМ

ПЕРВЫЕ ИТОГИ РЕСТАВРАЦИИ ВЕЛИКОКНЯЖЕСКОГО ДВОРЦА
НА АДМИРАЛТЕЙСКОЙ НАБЕРЕЖНОЙ

       До поры до времени ко всяким соображениям насчет передачи архитектурных памятников в частные руки у нас относились с известной опаской. Впервые официально и громко эта идея, по сути, была озвучена властями Санкт-Петербурга в 2004 году. Тогда, как многие помнят, в Смольном состоялось заседание совета по вопросам охраны культурного наследия, где и поручила своим подчиненным разработку соответствующего законопроекта председательствующая в нем губернатор Валентина Матвиенко.
       Не стоит, однако, думать, будто бы в северной столице тотчас стартовала массовая раздача исторической недвижимости во имя ее же спасения. Во-первых, нормотворческая машина привычно буксовала. Во-вторых, на масштабах и темпах приватизации архитектурных богатств исподволь сказывалось осторожное отношение к данной инициативе, которое бытовало в среде городских реставраторов. Признаем, у профессионалов имелись некоторые основания для подозрений: того и жди, новоявленные хозяева все как один ринутся в тотальную реконструкцию, позабыв о петербургских правилах и традициях. Печальный опыт Москвы Петербургу повторять не хотелось. Впрочем, задача воспрепятствовать такому подходу как раз и ставилась во главу угла при разработке нового городского закона. Тем не менее, даже сегодня вряд ли можно утверждать, что «процесс пошел» с надлежащей активностью. Факты приватизации действительно ценных построек пока единичны. Еще реже можно говорить о подобающем отношении новых собственников к объектам культурного наследия. А именно, когда с наполнением здания принципиально новым функциональным содержанием не только минимизируется ущерб его исторической форме, но и все сопровождается действительно научной реставрацией.

       Складывающаяся ситуация лишний раз убеждает, что каждый позитивный пример такого рода заслуживает как минимум журнальной статьи. В апреле этого года впервые после долгих лет реставрации свои двери для посетителей открыл Дворец Великого князя Михаила Михайловича Романова. На первый случай экскурсия по его уникальным интерьерам в рамках Международного дня охраны памятников и исторических мест, которую проводили специалисты КГИОП вместе с автором книги «К причалам Адмиралтейской набережной» историком Т. А. Соловьевой, была открыта всего на несколько часов. Несмотря на это, познакомиться с ходом восстановления внутреннего убранства здания успело более 800 человек.

Парадные залы Дворца во время реставрации

       Примечательно, что ровно за полтора месяца до этого в интервью агентству «Интерфакс» В. И. Матвиенко вновь подчеркнула: «Я по-прежнему считаю, что единственный путь спасения памятников архитектуры – это нахождение заинтересованных инвесторов, в собственность которых можно было бы передать эти здания и комплексы под реставрацию и дальнейшее использование. Никогда федеральное правительство и городской бюджет не найдут средств на то, чтобы многолетнее недофинансирование было восполнено быстрыми темпами и все памятники были бы приведены в порядок». По ее мнению, для памятника, который находится в ненадлежащем состоянии, каждый новый год чреват угрозой необратимого разрушения. Было также подчеркнуто, что у самого губернатора Петербурга лично нет никаких опасений по поводу возможности перепрофилирования или ненадлежащей реставрации памятников в случае их передачи в частные руки: «Во-первых, взять памятник в собственность – недешевое удовольствие, которое могут себе позволить только крупные компании и богатые собственники, а любая такая компания понимает, что ценность такого объекта и его капитализация как раз и заключается в исторической подлинности». К тому же, в России действует очень жесткое законодательство, так что никто не может подвергнуть то или иное здание архитектуры перестройке в какой?либо форме, за исключением тех случаев, когда здание находится на грани разрушения. «Кроме того, никто не позволит нарушить те жесткие реставрационные задания, которые выдаются органами охраны, – добавила Валентина Матвиенко, – и, наконец, для значимых памятников архитектуры обязательным условием является доступность для населения. Это своего рода общественный контроль за тем, как это здание содержится».

Парадный вход Дворца
М. М. Романова

       Показателен факт, что за последние полтора десятилетия здание меняло арендатора по меньшей мере трижды. В 1992 г. сюда въехал Санкт-Петербургский коммерческий банк, силами которого кое-что из старых по­мещений было отрестав­рировано. Правда, спустя шесть лет из-за резкого повышения арендной платы он был вынужден сменить адрес. В самом конце 1998 г. дворец занял питерский филиал московской фирмы РОСНО. Однако и этой компании (занимавшей на тот момент первое место в рейтинге Департамента страхового надзора Минфина РФ!) бремя содержания архитектурного шедевра тоже оказалось не по силам.
       В январе 2001 г. постройку в целевую аренду у КУГИ СПб сроком на 49 лет взяло ООО «Северо-Западная Финансовая группа», собственниками которого были несколько физических лиц. Появились планы предстоящей реконструкции, но у собственников опять возникли финансовые затруднения. В прошлом году ООО «Северо-Западная Финансовая группа» вместе с правом аренды дворца была приобретена московской группой компаний «РОМТРЕЙД», возглавляемой А. М. Бронштейном. Планы стали более осмысленными, а реставрационные проекты наконец-то получили реальный импульс и последовательное воплощение. Уже после того, как факт аффилирования состоялся, сменившийся инвестор вложил в памятник $ 3 млн., из них только на восстановление фасада вдоль Невы – более $ 1 млн. Тогда же впервые была оглашена идея приспособить здание под гостиничный комплекс с представительскими функциями. Место как нельзя лучше отвечало замыслу. Поскольку в данном случае подразумевался памятник архитектуры, находящийся в федеральной собственности, инвесторы столкнулись с очень серьезными ограничениями при проектировании будущего отеля. Поначалу со всей перестройкой дворца планировалось уложиться в сумму $ 25 млн., осуществляя реставрацию за счет собственных средств с частичным погашением из госбюджета. Но уже вскоре пришлось вести речь о другом порядке цифр, учитывая поистине наполеоновские планы: сохранить одну часть здания (5 тыс. м2) с фасадом по Адмиралтейской наб. как памятник дворцовой архитектуры, где будут проходить экскурсии и различные культурные мероприятия. А под гостиницу VIP-класса как таковую отходило другое крыло (3 тыс. м2), выходящее на Черноморский переулок. Стоимость же всего проекта реконструкции и реставрации, который планируется завершить до конца 2010 г., на сегодня оценивается примерно в $ 50 млн.
Валентин Порфирьев,
представитель компании «Ромтрейд»:

– Наши предшественники частично восстановили лепной декор и дубовую отделку в парадных залах. В дальнейшем эти работы были продолжены и приобрели более комплексный характер. Положительную роль отчасти сыграло то обстоятельство, что наше здание попало в губернаторскую фасадную программу. Руководство холдинга «РОМТРЕЙД», выделив деньги на наружный реставрационный ремонт (а согласно смете это свыше 60 млн. руб.), исходило из того, что эти средства будут ему частично зачтены в счет арендной платы.
       Нам удалось довести до логического конца работы на главном фасаде, а потом плавно перейти и ко всем трем оставшимся фасадам. Параллельно ведется восстановление внутренней отделки дворца. В частности, была проведена реставрация трех главных каминов Дворца, обустроены технические помещения. Двое из одиннадцати часов, исторически украшавших дворец, были переданы на реставрацию в Эрмитаж. Когда все это будет сделано полностью, наступит время приступить к намеченному перепрофилированию здания под гостиницу.

       Генеральным подрядчиком на восстановлении наружной отделки и интерьеров этого петербургского здания, построенного М. Месмахером, выступает ООО «Анзер плюс» – фирма даже по специфическим отраслевым меркам не очень большая (штат постоянно работающих здесь специалистов колеблется от 20 до 25 человек). При этом свой выбор в пользу этой мастерской инвестор сделал не случайно. В реставрации не всегда так важно число, как умение. Специализация «Анзер Плюс», включающая восстановление и воссоздание фасадов, кровель, интерьеров, конструкций и декора из камня, дерева и металла, облицовок из натурального камня и искусственного мрамора, общестроительные работы, в целом отвечает тем задачам, которые предусматривается решать на разных стадиях реализации реставрационного проекта.
Андрей Данилевич, генеральный директор ООО «Анзер Плюс»:
– На реставрации дворца мы заняты уже около 5 лет. Работа эта достаточно интересна и весьма содержательна в профессиональном отношении. Конечно, некоторых проблем с реставрационными ремонтами бывших великокняжеских покоев попросту не возникло бы, не выпади на долю памятника многочисленных переделок и приспособлений советского и первого постсоветского периода. Судите сами, одно время здесь размещалось управление торговли, затем – коммерческий банк. Это, в принципе, имело мало общего с представительской и жилой функцией, которой наделял здание Месмахер. В то время, например, два главных дворцовых зала решили разделить перегородками, устроив в их роскошных интерьерах обычные конторские кабинеты. Но это лишь общая и далеко не полная картина предреставрационного состояния помещений. Как показали исследования, в ходе упомянутых перепланировок и ремонтов было безвозвратно утрачено огромное количество элементов дворцового декора, в частности, различные виды дубовой отделки и лепного декора. Кроме того, весь лепной декор в парадных залах был попросту густо замазан масляными красками. Все это пришлось восстанавливать.

Холл первого этажа
с камином

       Помимо чисто технических сложностей такого рода, которые, как правило, приходится преодолевать реставраторам, мы совместно со специалистами КГИОП вынуждены были решать и целый ряд концептуальных вопросов. Пусть дворец по площадям и, соответственно, объему интерьеров, подлежащих восстановлению, оказался не так уж и велик в сравнении с другими аналогичными памятниками Петербурга. Зато обнаружилось, например, что очень многие из месмахеровских задумок здесь претерпели значительную метаморфозу еще в 1911 г. после покупки здания «Русским Ллойдом». Это абсолютно недвусмысленно отразилось на геральдических элементах интерьера. Вместо царской символики появилась другая, связанная с деятельностью этого страхового общества. Думаю, что и это вряд ли следует считать неким «новоделом». Как-никак, такие вмешательства также датируются началом прошлого века. Поэтому наряду с доподлинно сохранившимися авторскими решениями по тем же каминам и лепке, мы столкнулись с очень существенными несовпадениями иконографических материалов в ряде других деталей декора. Чтобы соблюсти историческую достоверность, пришлось вместе с сотрудниками Комитета по охране памятников искать компромиссные подходы, порой позволяя себе частичные компиляции.
       Дополнительной сложностью при реставрации лицевого фасада, выполненного из песчаника, явилось то, что весь фасад ранее был не один раз окрашен фасадными красками, которые в значительной степени привели к разрушению натурального камня. Эту проблему удалось решить совместно со специалистами НИИ «Спецпроектреставрация». По их методическим рекомендациям и авторским надзором была осуществлена реставрация лицевого фасада, а в настоящее время эти работы продолжаются на других фасадах дворца.

Вестибюль и вид интерьеров с Парадной лестницы дворца

       Накануне открытия Международного музыкального фестиваля «Дворцы Санкт-Петербурга» 4 июля этого года была анонсирована приуроченная к этому событию большая программа в залах великокняжеского особняка на Адмиралтейской набережной после завершения значительного этапа его реставрации. Открытие новых дворцовых залов является традицией фестиваля. Сообщение его пресс-службы по-настоящему интриговало: «Hа сегодняшний день здесь отреставрированы парадные залы первого и второго этажей, дубовый кабинет великого князя, внешний фасад здания со стороны Адмиралтейства. Продолжаются работы в Малой столовой. Памятник сохранил парадные интерьеры, решенные в различных исторических стилях и свидетельствующие о большом таланте и высокой профессиональной культуре их создателей». Кроме экскурсии по реставрированным залам в этот день во дворце прошел концерт с участием камерного хора «Lege Artis» и солистов Мариинки, состоялось представление победителей детского конкурса Елены Образцовой и показ моделей из «Золотой коллекции» Елены Сазоновой.
       Очевидно, что те большие планы, о которых в свое время заявили последние арендаторы дворца, начинают постепенно реализоваться. Памятник наполняется дыханием новой жизни, и это добрый знак.
Розанна Мирапольская, главный специалист КГИОП по Адмиралтейскому району:
– Поскольку дворцовые интерьеры оформлялись в 1888–89 гг. под наблюдением самого Месмахера, здешние парадные помещения получили богатейшее художественное убранство, выдержанное в исторических архитектурных стилях с использованием разнообразных исторических материалов. Главная лестница оформлена цветными мраморами разных пород, стены приемной были обтянуты шелком, в кабинете – живописное панно – копия картины Тициана «Любовь земная и небесная» и аллегорическая композиция с трофеями, камины из песчаника и мрамора и пр.
       Известно, что в 1911 г. здание частично перестраивалось для нового пользователя – страхового общества «Русский Ллойд». Причем это сопровождалось определенными изменениями его планировочной структуры и преобразованиями уже сложившихся интерьеров. Вместе с тем, особенность переделок того периода заключалась как в сохранении многих элементов авторского декоративного убранства, так и в применении новых, интересных в художественном отношении интерьерных идей.
       На сегодняшний день уже после проведения первых ремонтных и реставрационных работ в помещениях великокняжеского дворца были воссозданы исторические планировочные решения: разобраны временные перегородки, исказившие в советское время парадные помещения. Преображенные залы, может быть, впервые за последние десятилетия, «зазвучали», избавившись от нагромождения случайных, а подчас и хаотичных «времянок».
       О финальной точке в реставрационных работах на этом объекте говорить пока рано. Но определенные положительные преобразования уже видны. Это вселяет уверенность, что через пару лет, когда будут отреставрированы все важные в оформлении дворца помещения, наполненные живописью, лепным архитектурным декором, каминами, предметами декоративно-прикладного искусства, наконец-то материализуется надежда петербуржцев увидеть возрожденный архитектурный шедевр во всей его красе.

Камин в кабинете Великого Князя до реставрации
Отреставрированные интерьеры зала 1-го этажа
Парадный зал великокняжеского дворца
Камин в Малой столовой
до реставрации
Дубовые двери
в интерьерах дворца
Вензель Великого князя
М. М. Романова
в декоре интерьеров дворца

       Дворец великого князя Михаила Михайловича Романова имеет очень интересную судьбу. «Пустопорожный участок» для постройки дома был куплен сановником 26 апреля 1884 г. у барона Горация Евзелевича Гинзбурга. Половцов в своих воспоминаниях писал, как доказывал М. М. Романову, что тот не сможет построить дом, запутавшись «в своих счетах, и будет в финансовых затруд­нениях». Но сам внук Николая II решил по-своему, пригласив модного тогда у Романовых та­лантливого зодчего Максимилиана Егоровича Месмахера и всецело доверившись его вкусу и опыту.

       Великий князь Александр Михайлович писал о своем брате: «Он … обожал военную службу и чувствовал себя хорошо в рядах лейб-гвардии Егерского полка. Располагающая внешность, благородное сердце и способности танцора сделали его любимцем петербургского большого света. Очень скоро Миш-Миш сделался общим любимцем петербургских са­лонов. К несчастью, у него слишком рано про­снулась склонность к семейной жизни… Он еще не знал, на ком женится, но во что бы то ни стало собирался жениться на ком-нибудь и как можно скорее. В постоянных поисках «царицы своих грез» он делал несколько попыток жениться на девушках неравного с ним происхождения…». Вот вам и предпосылка к ответу на вопрос, почему этот великолепный особняк на Адмиралтейской набережной, 8, ставший свидетелем уникальных событий и исторических переломов, так и не получил статуса великокняжеской резиденции. Весь драматизм ситуации состоял в том, что в 1891 г. его владелец вторым браком женился на внучке Пушкина Софии Николаевне Меренберг. В силу очевидного «неравнородства» данный морганатический союз не был признан императором Александром III, что и вынудило супругов навсегда остаться в Англии. Даже когда следующий царь Николай I вернул опальному дяде чин флигель-адьютанта, тот так и не вернулся из эмиграции.

М.М. Романов

       Финансирование постройки дворца фактически приостановилось, и завершалось уже учениками М. Месмахера. Позднее в здании, оставшемся без хозяина, размещались административные учреждения, а в 1911 г. его купило страховое общество «Русский Ллойд», основанное купцами Елисеевыми. Тем временем Королева Виктория пожаловала Софье Николаевне и ее потомству титул графов де Торби. Дочь С. Н. Романовой (Меренберг), Надежда Михайловна де Торби, вышла замуж за лорда Джорджа Маунтбаттена, потомка брата императрицы Марии Александровны, жены Александра II. Его племянником был Филипп Маунтбаттен, носивший титул принца Греческого. В 1947 году Филипп стал мужем королевы Британии Елизаветы и получил титул герцога Эдинбургского. Год спустя у них родился первый ребенок – Чарльз, принц Уэльский. Так потомки Пушкина, трижды породнившиеся с династией Романовых, породнились еще и с членами английской королевской семьи.

М.Е. Месмахер

       После революции в месмахеровском здании на Адмиралтейской набережной, как водится, находились различные советские ведомства, и дольше всех – управление торговли. Невзирая на столь причудливые повороты своей истории, дворец на Адмиралтейской набережной признается одним из ярчайших архитектурных произведений второй половины позапрошлого века и считается памятником федерального значения. Автор этого проекта гениально вписал в сравнительно небольшое пространство яркий и запоминающийся образ со строгими пропорциями, прекрасной планировкой и великолепной отделкой. Фасад дворца, облицованный блоками из висбаденского песчаника, исполнен в стиле итальянского ренессанса. Высокий цокольный первый этаж отделан финляндским гранитом. Удобна и великолепна внутренняя планировка дома. Все помещения сгруппированы вокруг двух осей, создавая две половины – хозяина и хозяйки. Разными цветами мрамора отделан вестибюль, встречающий посетителя при входе с подъезда Адмиралтейской набережной. Мраморные ступени ведут в верхний вестибюль, своды которого поддерживаются двумя мраморными колоннами, по центру расположен камин из эстляндского мрамора, а слева в глубине – изящно оформленный лифт. Богатое убранство помещения дополняют двери из темного дуба. С другой стороны начинается парадная лестница, впечатляющая богатством отделки, великолепным подбором цветовых колеров, большими размерами и оригинальным световым фонарем. Исключительно интересен кабинет Великого князя. Все в нем впечатляет образным единством, завершенностью и изяществом форм – оригинальная резная перегородка с живописными вставками, обрамления дверных проемов, камин из песчаника в левом углу кабинета с высоким шатром, завершенным ажурным орнаментом, в центре которого помещен великокняжеский герб. Стены здесь на две трети украшены резными дубовыми панелями, а камин – изразцами.

>> К СОДЕРЖАНИЮ >>